Замок Скаэйл

Объявление

РЕЙТИНГ РОЛЕВОЙ: NC-18 СИСТЕМА ИГРЫ:

смешанная.
Прием женских персонажей производится согласно пункту 3.2. правил
Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Приветствуем вас на FRPG «Замок Скаэйл», посвященном тайнам ордена «Ан Белах». Сюжет форума является авторским миром и прямого отношения к реальной Ирландии не имеет. Вся уклады, описанные здесь, являются частью авторского замысла, не подлежат полемике и копированию. Регистрируясь на ролевой, вы подтверждаете, что являетесь совершеннолетним, отвечающим за свои действия человеком.

ОБЪЯВЛЕНИЯ:

03/11/2017 - Старт "Самайна"
19/08/2017 - Открыты локации квеста "Падение".

АКТИВИСТЫ ОКТЯБРЯ:

Лоуренс Гордон (7 постов) Vieras De'Sprie (2 поста) Desmond Hayes (2 поста)
Администратор

Desmond Hayes

icq 588889302
lord-coldmind@mail.ru
разбор полётов, помощь
в освоении матчасти
Модератор

Miles Miller

icq 660910262
обеспечение
функционирования
внеигровых тем
Администратор

Frederik Adler

icq 590258029
frederik.grey@inbox.ru
прием анкет,
организация игры
Рекламный Дом RPG photoshop: Renaissance White PRМийронРеклама текстовых ролевых игр LYL

Неополис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Замок Скаэйл » Принятые » Bairtleméad Connolly [Бартоломью Коннолли]


Bairtleméad Connolly [Бартоломью Коннолли]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя
Bairtleméad Connolly  [Бартоломью  Коннолли]
Пес – так зовут лишь братья, Десмонд и сослуживцы. В употреблении отца выходит как ругательство.
Терпеть не может свое полное имя. Предпочитает сокращенное – Барт. И боже вас упаси назвать его Берти. Бартлеми, Барт, Берт, но не Берти. За Берти убьет (сквозь шипение и ругательства терпит подобное только от Десмонда в спорах и приказах).

2. Возраст
42.
Предпочитаемый возраст в иллюзиях – 15-55.

3. Биография
Родственники:
Отец – Ормонд Коннолли.
Мать – Таллия Коннолли (Макнамара)
Братья – Бернард Коннолли (старший) и Матэмхэйн (младший).
Сестра – Изольда (Иззи).
Жена – Абиагил Данн.
Дочь – Кейлин, сын – Руэйдри.

Ормонд Коннолли, как и его отец, дед, прадед и ещё пять поколений посвятил себя военному делу.   Корни семейства Коннолли уходят в века и впитали в себя свист мечей, скрежет стали, вкус крови и понятия долга Родине. Неудивительно, что из поколения в поколение эта судьба передавалась потомкам от Айомхара к Бераку, от Берака к Двейну, от Двейна дальше… И вот так эта присяга перешла от Оморнда к Бартоломью и его братьям.
Ормонд, человек чести и долга. И в тоже время принципиальный бессердечный ублюдок, знающий цену себе и своему семейству. Лицедей в погонах, при деньгах и связях. Старый маразматик, выживший из ума и желающий потопить своих родных щенков-сыновей.
Как же все начиналось? Когда ещё молодой наследник Ормонд встретил красавицу Таллию и был сражен блеском её зеленых глаз и рыжими точно медь волосами, ниспадающих волнами ниже лопаток? Когда кружил её в танце, уводил за собой? Когда сорвал её первый поцелуй, сделал предложение и получил такое теплое и радостное: «да»? Когда взял её, открывая мир любви и соблазна, мир порока и блаженства, показывая спустя годы грязь и тлен этого мира?
Нет, сорок с лишним лет назад они оба были счастливы, они пили дорогое вино, ходили в рестораны и танцевали, танцевали. После одной из бурных ночей Таллия забеременела. Через девять месяцев на свет появилась двойня. Бернард и Руан.
Однако Ормонда влекла служба и карьера. Неудивительно, что своих сыновей он практически не видел, пропадая где-то там… На заданиях, вызовах, военных объектах и горячих точках.
Бартлеми и Бернард были предоставлены самим себе до десяти лет. После объявился отец, занявшийся сразу своими наследниками. Подраставшие Иззи и Матэмхейн с удивлением наблюдали, как их папа гоняет старших.
Ежедневные тренировки. Подъем в шесть, отбой в десять. Учителя на дому, кружки самообороны.
Тренировки отца дали результаты. Они поступили в военное училище. После был взлет в академии. Бернард выбрал море, Барт – сушу. Братья росли вместе с пеленок, вместе дрались, друг с другом и против своих обидчиков. Говорят, нет крепче связи, чем у родной крови. Но море – это соленая вода, разъедающая всё на своем пути. А суша… Суша – это пустыня, так часто засоряющая мусором и грязью глаза.
Бартоломью Коннолли был слишком похож на своего отца. Такой же дикий, упрямый, жесткий. И нелюбящий, когда его контролируют. Он рос сорванцом, часто убегая из дома ночью, чтобы побродить с уличными мальчишками. Там он и научился давать настоящий отпор и огрызаться как собачонок.
Таким же Берт и остался, выгрызая себе место под солнцем. Нелюбовь отца к своему отпрыску была очевидна и ощутима – начиная от ругани и заканчивая угрозой лишить наследства. Но брата сам Пес любил и любит до сих пор, не смотря ни на что. Хотя часто дрался и с ним по молодости и отбивал его девушек. Но, старшему – наследство, второму – половина и крепкое плечо на старости лет.
Почти пятнадцать лет своей жизни Конноли посвятил себя воздушно-десантным войскам. Он побывал во многих горячих точках, в большей степени в Восточной части Европейского материка.  Ирак, Ливия, Сирия, различные террористические группировки, угрожающие Ирландии и тем или иным высшим чинам, политикам и демократии их государства. Сколько всего было? Мужчина точно не помнит. Но вот что действительно въелось в память, так это  палящее пустынное солнце и вечная жажда воды.
Жизнь военного была простой. Крепкие берцы, верный автомат, саперская лопата, армейский нож, пара рожков с патронами, пистолет, крепкий бронежилет и побратимы-солдаты.
Когда ты почти все время проводишь на заданиях, то женщин видишь мало.  Изнасиловать и оторваться с первой попавшейся девкой не так просто.  Нередко брат по войне становится твоим любовником. Бартлеми не был исключением, за пять лет он тоже переметнулся в ряды любителей и мужчин, и женщин, не находя в этом ничего криминального. Его напарник, частенько прикрывающий ему спину, стал ближе не только по самокрутке и фляге с водой.
Сколько всего у Коннолли было любовников он и сам уже не помнит. Но помнит этого первого, рыча и сжимая зубы, дабы не высказать своего отношения к тому, чем закончилась история. Они были солдатами удачи, они были такими же смертниками, как и террористы. ВДВ – грозное имя и татуировка на плече на всю жизнь. Волки пустыни. Каждый мужик в отряде становился ближе, чем семья. Они ели вместе, спали, делили кров и патроны. Вытаскивали друг друга из передряг и помогали выжить раненым. В последний раз своего любовника (а может, стоит найти в себе силы и сказать правильно, не любовник, а любимый?)  он видел десять лет назад. Когда тот спас ему жизнь, прикрыв собой от автоматной очереди.
Бывая в отпуске, на гражданке, Барт женился на Абиагил Данн. В будущем они разведутся. Причина будет проста – не сошлись характерами. В браке у Берта появилась дочь Кейлин и сын Руэйдри. После развода дети живут с матерью, сам Бартлеми видится с ними как можно чаще и забирает  к себе на каникулы.
В тридцать три года Бартоломью Коннолли вместе со своей группой попал в плен на территории очередного террористического рассадника зла. Почти вся группа была уничтожена. Мужчина и трое его напарников стали заложниками. Выкуп, потребованный от правительства, был слишком велик. Ирландия отказалась платить за головы своих верных псов, выслав десант за ними. Отказ мотивировался прикрытием, что они все – контрактники ЧВК.  Восемь месяцев плена, ежедневных побоев, психологического давления и всевозможных унижений  могут сломать каждого. Эти месяцы отложились в памяти навсегда. Начиная от глубокой ямы, в которой их держали точно крыс и кормили отбросами, заканчивая жестокими пытками. Форсированные методы допросов, сломанные ребра, выдернутые ногти – это самое малое и легкое, что он пережил.
В плену ему прострелили колено, сделав Пса навечно хромающим калекой. Дойл лишился глаза и нескольких пальцев левой руки. Кеган сошел с ума, Риордан медленно умирал от гноящихся ран, на которые садились мухи. И зудели, зудели, занося заразу в некогда дышащее силой тело.
Заросшего же, исхудавшего, с впалыми щеками и тусклым взглядом, Берта ждала верная смерть. Отказ правительства заплатить за своих людей привел к очевидному решению. Террористы на рассвете вытянули их из ямы, вывели из поселка.
… Стоять на горячем песке также больно, как и на острых камнях. Колено простреливает адской болью от любой попытки пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы идти или когда тебя пинками ставят на колени. Больно так, что в глазах темнеет. Запекшаяся, взявшаяся коркой, кровь на губах лопается и течет вниз, исчезая в отросшей бороде. Солнце печет и лишает зрения. Им должны сейчас перерезать горло. Так убивают их «хозяева», отрезая головы и отправляя их тем, кто отказался платить. Иррационально, но хочется пить и быстрого долгожданного конца. Он устал, устал за эти гребаные восемь месяцев, не раз смотря в лазурное небо и вспоминая свой дом…
Судьба улыбается лишь раз в жизни. Их спасли. Подоспевший десант, разведка, военная агентура. Черт знает как, но они узнали место дислокации террористов. Залпы гранатометов, спец-войска. Стрельба и крики. Бартлеми не видел и не узнал в расплывчатом силуэте своего брата Бернарда, оказавшегося не в море, на своей консервной банке (подлодке), а здесь.
Заросший, бледный, с впалыми щеками, избитый и страдающий лихорадкой от ранения, потери крови и многочисленных травм, Коннолли оказался в руках брата, вернувшего его домой.
Долгая реабилитация и долгожданный отпуск. Он вернулся в Ирландию, осознав, что на военной карьере можно поставить крест. Повышение,  медаль за особые заслуги. Новый мундир, кипа теперь уже бумажной работы. Что это для военного? Отец был рад, его желание и мечта осуществились. Барт оказался на нужном ему месте. Месте, где тот будет продвигаться по лестнице вперед и окажется у большой военной кормушки. То, что надо для семейства Коннолли. Они вновь укрепят свои связи, пополнив и разнообразив их.
Власть – вещь опасная. Особенно для военных.
Может, это было и к лучшему. Но потеряв возможность бегать как раньше, Пес все же испытывал тоску. Он стал Псом, бешеным, свирепым, кидающимся на всех и всё, стареющим искалеченным Псом. Ярость требовала выхода, а спасенная нога заставляла военного хромать, болела на непогоду и не давала возможности заниматься привычными делами. Трость стала родным инструментом ходьбы. Военные грузы, отправки солдат, новые ЧВК, которые он же и курирует, контракты. Поставки оружия. Так много , но… Это не жизнь для того, кто ходил по краю бездны и любил эту свистопляску со смертью.
В Венеции, проводя свой очередной отпуск, Бартоломью встретился с Десмондом Хэйсом. Тогда подполковнику было тридцать шесть.  Опасная встреча. Ощущения чего-то забытого и почти ненавистного. Чем его так привлек этот мужчина? Цветом глаз? Какой-то схожестью прошлого, от которой хотелось немедля раскроить этот череп и заставить самого себя снова забыть. Забыть развороченное?!
Барт хотел его уничтожить.
Нет, это не было любовью. Это совершенно не зовется любовью, это нечто похожее на танец двух диких псов. Кто кого, кто станет вожаком стаи.
Злость, притяжение, восторг от адреналина в крови. 
Десмонд был пауком, а Бартлеми мухой. Он попался в эти сети, и не захотел вырываться. Зачем трепыхаться, когда тебе и так почти нечего терять?
Рассказы Хэйса казались бредом шизофреника. Но он, смеясь, согласился, он попробовал Пандору и пропал. Раз и навсегда. Голод, наркотик. Зависимость. Быть собой и не собой. Быть кем-то ещё и более.
Но Пандора была не сразу, нет. Сначала он стал верным орудием. Он втерся в доверие к Финнегану. Забавный старик оказался с крепкой хваткой, но и Бартоломью умел располагать к себе людей. Время, долгое, противно медленно бегущее время он играл поставленную ему роль и выполнял задачу. Именно Коннолли смог убедить Финнегана встретиться с сыном, увидеть в нем наследника. Пес толкал старшего Хэйса к нужным результатам. Было ли ему его жалко? Нет, видимо из-за отношения его собственного отца он и не пожалел этого.
Ловушка захлопнулась. Коннолли стал доверенным элкмаром  старика; почти два года длилась эта охота.  После его смерти Барт помогал перестраивать клуб, налаживать связи. Было слишком много дел, слишком много забот, помогающих забыть некоторые эпизоды прошлого.  Получил от владельца замка серебряный торквес с загнутыми концами причудливой формы в виде волчьих морд. 
Сколько лет он уже член клуба? Кажется, что всего лишь каких-то три года, но пережитое в Пандоре исходит на сотни. Может больше. Он был северянином, он был итальянцем, русским. Был оборотнем, демоном, летчиком, сидхе. Морским чудовищем, пиратом, исследователем, покорителем космоса. Был Богом ацтеков, Богом Римлян, Северным Старцем, эйнхерием. Египтянином, друидом. Он был и стал Сидхе, Слуа. Настоящий, вымышленный, реальный или нереальный. Он Многолик и ему нравится вмещать в себя сотни жизней, сотни имен и сотни тех тел и душ. Сходящий с ума, но любящий жизнь. Если бы только эта грань стерлась… Вот мечта Бартоломью – стереть границу этих миров. И она стирается, он видит… Он чувствует. Он слышит.
Подсев  на Пандору, он стал терять разум. Замок получил  Пса, воина, инструмент и бешеное орудие, которое с каждым использованием этой ловушки стало погрязать в этой глупой выдумке про наследие крови племени Ши.
Помнит ли Барт свою человеческую жизнь? О да, помнит и не забывает. Он все ещё горячо любит и оберегает свою семью. Ненавидит отца, уважает мать. Балует сестру подарками, покровительствует Матэмхэйну, видя в нем молодого себя. Принимает помощь и заботу Бернарда. И любит. По-своему. Грубо, жестко, с надрывом и безумием. Как любит военный, солдат.

4. Характер
Свирепый, как пёс – вот как можно охарактеризовать Бартоломью. Но его трудно обозвать псиной, он скорее волк в собачьей шкуре. Шкуре с хорошей родословной.  Он горд, знает себе цену и требует к себе уважения.  Любит жесткий контроль и дисциплину. Железный человек, принимающий к сведению практически всегда только свою позицию. Он может выслушать, попытаться понять, но направит всё в свою сторону, добиваясь своих целей. Если ему надо – извернется, подыграет, согласится на эфемерные условия. Не терпит глупых возражений, которые не подкреплены железобетонными фактами. И то, эти факты Пёс может вполне попытаться разбить в щепки, если ему это надо.
Он, не смотря на свою принадлежность к правоохранительным органам,  совсем не чтит закон.
Барт - волчара в белой шкуре с очень большим аппетитом.  Он пользуется своими связями, пользуется своим статусом и должностью.  Не раз брал взятки, не раз продавал «товар» налево, зарабатывая себе на новую машину или дачу в понравившемся лесном участке у озера.
Коннолли темпераментен. Он – буря в стакане, но буря скрытая, подобно вулкану. Его характер закалялся в боях и под четким руководством его отца. Из малолетнего щенка вырос неплохой бойцовый Пес.  Отец, спецзадания сделали его таким, каким он является сейчас. Хладнокровный убийца, верный механизм, вечно заточенное орудие, которое Глава Клуба может использоваться в своих целях, не заботясь о последствиях. Но приманив Волка, надо всегда кормить его, иначе однажды он может попытаться и откусить кормящую не столь исправно руку.
Коннолли умеет щерить клыки, имея бульдожью хватку. Циничен, эгоистичен и ужасно жаден. В чем-то лицемерен. Не раз бывало, что убивал и приказывал убивать без сострадания. Дети, женщины, старики…  Это пустой звук.
Но всегда ли таким был Барт? Нет. Когда-то он любил. Очень сильно и пылко, его сердце стучало громко и норовило пробить ребра, выпасть из грудной клетки ему же в руки. Он был мягче, но не умел жалеть и сострадать так, как сострадают обычные люди.
Ему всегда что-то мешало. То неверие в людскую мораль, то не видя причину верить и поступать иначе.
И надо ли говорить, что хитрая игра Паука – владельца Пандоры, взяла его в свои сети? Да, Барт попал в эти сети и не смог выбраться. Он попался как муха и трепетал, не так уж сильно пытаясь выбраться из ловушки. Он сам тянулся к неизвестному, сам просился к тому черному непонятному образу и зову, как человек в поиске прохладного оазиса в пустыне.
Он хотел получить всё – Ан Белах, так как именно он мог предоставить желаемое, Пандору, так как она могла сделать его кем-то другим и вернуть утраченное. Он хотел этого как зверь. Как молодой волк хочет вкусной оленьей крови. И он получил, совсем не думая, что и это ловушка. А потом уже, через многие годы, все стерлось и стало не важным. Любовь, привязанность, какие-то осколки чувств переплавились в нечто стойкое и спокойное, подобное мировому океану. Когда ты часть чего-то, часть механизма, часов, с заводным мотором. И если тебе внушают, что ты можешь быть потомком какого-нибудь Сидхе так, как это умел глава Ан Белах, то через время ты в это поверишь. Бартоломью поверил, принял на себя эту роль, эту шкуру. Она выросла, пробилась через кожу как пробивается собачий (волчий) мех на любимой игрушке-звере. 
Страсть, похоть, боль. Возрождение в новой личине. Существо из плоти и крови, с черным дегтем вместо крови.
Ан Белах умело сыграл свою партию, поломав и изменив мужчину, сделав из него нечто похожее на… Что?
Первое подключение к Пандоре проявило в нем скрытый потенциал и освободило то темное, что было припрятано на засов в его подсознании.
Он – вылитый слуа в человеческой оболочке. Пороки выбрались наружу, открылись гнойными язвами и облепили его характер и душу. Сердце сгнило, став черным куском падали, разлагающегося куска мяса.
Он грешен. Грешен так, как не многие могут быть грешны. Потенциальный убийца в правоохранительной шкуре. Злорадный, саркастичный временами, циничный, харизматичный ублюдок с тройным цветом глаз в Пандоре и морской бездной в человеческой.
Берт страдает характерной для маниакального синдрома симптоматикой. Он слишком часто подвергает себя воздействиям Пандоры и вследствие этого у него развилось наложение различных прожитых  иллюзий на реальность. Не употребляя никаких успокоительных и не распространяясь о своем «помешательстве», он предпочитает видеть обе стороны. Сходит ли он с ума?
Если ты видишь, как у Десмонда вырастают оленьи рога и он начинает смахивать на  Кернунна, то… 
- Нет, я не сумасшедший!
Как часто он вначале тер свое лицо и глаза, пытаясь уничтожить это видение. Вот, Кернунн опять был человеком. Значит, померещилось.
С каждым годом иллюзии стали проступать больше, порождая перед глазами Бартоломью новые подробности окружающих людей и не только. Одушевленные и неодушевленные предметы стали изменяться, открывая порой очень причудливые формы. Но, если ты стал считать себя слуа, и ты и есть слуа – то какая, мать вашу, разница?
Он убивает, он наслаждается. Он наблюдает за всем, что нужно ещё для предводителя слуа?

5. Внешность
Рост/вес/телосложение:  1,80 м/76 кг/ Нормостеник
Цвет глаз/волос: Голубые, в зависимости от освещения приобретают зеленовато морской оттенок/ темно каштановые, с заметным медным отливом.
Особые отметки: Хромает на правую ногу. Пулевое ранение в колено. Бег на длинные дистанции противопоказан. Татуировка на плече, принадлежность к войскам ВДВ. Три шрама от пуль, на спине чуть выше поясницы, плечо и живот. Сбитые костяшки, мозолистые пальцы, привыкшие иметь дело с оружием.
Не смотря на свой возраст Бартоломью хорошо выглядит, не имеет лишнего веса. Подтянут, накачен в меру. С гордой осанкой военного, шаг не чеканит.
Рыжеволос, рыжина темная. На его лице часто можно увидеть щетину и небольшую бороду.
Глаза пронзительные, внимательные. Возможно, глаза являются зеркалом души. Тогда у Берта не одна душа, а несколько. Цвет глаз выражает его настроение. В моменты злости и страсти – виден зеленоватый оттенок, в спокойствии – холодный грязно голубой цвет зимнего моря.
Первое впечатление и всплывающее слово в голове, если посмотреть на Бартоломью – это большой, опасный и неторопливый хищник. Знающий себе цену и знающий свои силы и способности. Харизматичный, умеющий располагать к себе и голосом и улыбкой. И самим видом. Не источает лютую опасность, граничащую с вызовом и подавлением. А заставляет испытать должное уважение, если не уважение, так осознание того, кто находится перед глазами.
Мелкая моторика развита прекрасно. Руки мускулисты, сильны, хватка пальцев подобно хватке питбуля.
Тембр голоса низкий, но не слащаво-бархатный и не мягко мурчащий. Мурлыкание Бартлеми – рычащее, гортанно хриплое и жесткое, проникающее словно под кожу и заставляющее загривок встать дыбом. Голосом не играет специально, не красноречивый оратор, но говорить может красиво, как эмоционально, так и беспристрастно.
Шевелюра густая, стрижка не сильно короткая, обычно зачесывает волосы назад.
Из одежды предпочитает на работу - классику. Дома ходит по-домашнему.

6. Сексуальная ориентация и предпочтения
Би, универсал.
Чаще предпочитает жесткий секс. Нежности, как говорится, под настроение.
Не любит чрезмерную экзотику. Никакой зоофилии, некрофилии. Терпеть не может педофилии, за это может с удовольствием перерезать вам горло. Категорично против копрофилии.
Приветствует связывание, частичное удушение. Контроль над партнером и над собой.
Все остальное по договорной основе, открыт для обсуждений и предложений.

7. Профессия вне замка/что делаете в замке, есть ли между ними связь
Подполковник воздушно-десантных войск Ирландии, связан с армией и войсками. Имеет свое собственное ЧВК и ещё два охранных бюро / член клуба, элкмар в отставке (по состоянию здоровья и психики в том числе).

8. Пункт согласия
Ну, если кто-то рискнет меня выкрасть, то милости прошу. Посмотрим, выйдет ли у вас это.
В пределах иллюзии – все, что угодно. Только не потрудитесь ещё раз перечитать предпочтения. На смерть и увечья согласен. ЛС нам в помощь, обсудим – договоримся.

9. Пробный пост

10. Связь с вами
ЛС

Отредактировано Bairtlemead Connolly (2015-07-15 21:30:30)

+5

2

ВЫ ПРИНЯТЫ
Добро пожаловать в Замок Скаэйл!

http://s018.radikal.ru/i517/1502/b2/626bf86b6440.png

Перед началом игры обязательно посетите следующие темы:
- Занятые внешности;
- Действующие персонажи;
- Заполнение полей профиля;
- Карты иллюзий.

0


Вы здесь » Замок Скаэйл » Принятые » Bairtleméad Connolly [Бартоломью Коннолли]